Информационное производство в информационном обществе

 

"1. В начале было Слово,

и Слово было у Бога,

и Слово было Бог.

2.Оно было в начале у Бога.

3.Все через Него начало быть,

и без Него ни что не начало быть,

что начало быть".

(Евангелие от Иоанна)

Эта неисчерпаемая мудрость человечества применительно к информатике в современной терминологии может трактоваться как указание на то, что без информации (УСловоФ!) нет жизни, т. е. нет человеческого общества, ибо во времена создания евангелие люди не могли представить себе жизни без человека, без человеческого общества.

В библии утверждается триединство (троица) Бога отца, Бога сына и Бога святого духа. С позиций и в терминах современной информатики это утверждение можно трактовать как триединство общества (Бог отец), человека (Бог сын) и информации (Бог святой дух), что для теоретика информатики является прямым указанием на триединство человека, общества и информации.

Это, кажущиеся тривиальным, триединство является фундаментом теории информатики. Раскрытие его воистину библейской глубины приводит к установлению основных законов движения информации и к выработке на основе этих законов рекомендаций практикам от информатики.

В настоящей заметке мы попытаемся только частично осветить начало пути раскрытия триединства человека, общества и информации в интересах современных требований к информатике.

Человеческий детеныш становится членом человеческого общества (т. е. человеком) в результате его активного общения с окружающими людьми в первые годы жизни. При этом следует различать две стадии этого процесса - собственно становление и развитие человека. Последние исследования показывают, что становление человека начинается в утробе матери и завершается к полутора - двум годам после его рождения. Развитие же идет гораздо дольше. Ребенка мало родить, его нужно вырастить.

Важным для информатики является факт неповторимости процесса становления человека. В период становления все биологические структуры человеческого детеныша, прежде всего его мозг, биологически и информационно настраиваются на адекватное восприятия им функций человека - члена того общества, которое его настраивало. Если по каким либо причинам время становления было упущено, восполнить его на этапе развития не удается.

Некоторые психофизиологи называют это явление проблемой Маугли - человеческий детеныш вырванный в период становления из человеческой среды общения (из общества) и возвращенный в эту среду через 2 - 3 года, человеком не становится, что подтверждается многократными наблюдениями.

Здесь уместно отметить важную особенность биологии человека. Она в высшей степени приспособлена к становлению в любой биологической среде с высокой общественной (стадной или семейной) организацией. Попадая в период становления в среду обезьян человеческий детеныш становится по своему поведению обезьяной, а попадая в стаю волков он становится волком.

Интенсивность становления и развития человека зависит от интенсивности его активного общения с людьми. Уменьшение интенсивности общения ниже определенного уровня приводит к болезненной деградации человека как личности в обществе и, как следствие, к его физической деградации.

Следует напомнить важную особенность физиологии взрослого человека, проявляющуюся при смене профессии. Если новая профессия требует резкой смены стереотипа поведения, она осваивается с большим трудом и часто вызывает не только психические, но и физиологические расстройства.

С позиций информатики человек представляет собой сложное информационное производство, перерабатывающее поступающую к нему информацию и вырабатывающую информацию предназначенную другим людям. Развитие и само существование этого производства определяются не только объемами поступающей на переработку информации, но и объемами потребления произведенной им информации.

Отмеченные особенности информационного производства человека присущи всем информационным производствам, создаваемым людьми не зависимо от уровня и стадии развития человеческого общества и его составляющих. Мучительный период реформ в России предоставляет массу примеров, подтверждающих это. Законы, направленные на создание в стране демократических форм правления и общения, несовершенны не потому, точнее не только и не столько потому, что они плохо продуманы, а потому, что они практически не используются гражданами России для отстаивания своих прав и свобод. Потребление продуктов информационного производства законов пока не достаточно для его интенсивного развития.

Сумбурное становление новых для российского общества демократических органов власти, их непредсказуемая и часто неадекватная реакция на события в обществе напоминают поведение ребенка, на этапе становления или на ранней стадии развития.

Такое поведение властей вызывает естественную реакцию граждан, желающих немедленного перехода России в разряд благополучных государств и ищущих того человека, который обеспечил бы этот переход. Увы, такого человека еще нет ни в России ни, тем более, за ее пределами. Он должен вырасти в процессе становления и развития информационного производства под условным названием Уновая РоссияФ.

Читатель, очевидно, догадался, что мы применяем обобщенное понятие Уинформационное производствоФ вместо общепринятых до сих пор понятий Уинформационная системаФ, Усистема информационного обеспеченияФ, Усистема информационного обслуживанияФ и других понятий, используемых в информатике для того, чтобы вывести объекты исследования информатики из подчиненного положения в ряду других областей человеческой деятельности. Более того, словосочетанием Уинформационное производствоФ мы стремимся придать предмету исследований информатики всепроникающее значение, аналогично УСловуФ в евангелие. Фундаментальным для информатики является положение:

никакая деятельность людей в обществе и общества в целом не свободна от информационного производства, с него она начинается им и заканчивается.

Другим обобщающим выводом из приведенных рассуждений является второе фундаментальное положение информатики:

информационное производство мало придумать, его нужно вырастить в условиях интенсивного использования в реальных условиях.

Какими бы тривиальными не казались приведенные положения они еще не стали руководством к действию реформаторов и информатизаторов в России. Реформаторы работают на макроуровне, не принимая во внимание этих основополагающих положений информатики, а информатизаторы отмахиваются от них, считая своей задачей максимальное насыщения России современными средствами информационного производства - вычислительной и копировально - множительной техникой и средствами телекоммуникаций,

Однако ни возмущаться этим, ни отчаиваться не следует, ибо мы до сих пор еще не вышли из стадии становления информационного производства УНовая РоссияФ. Энтузиастам информатики России необходимо проявить максимум усилий для воспитания ее руководителей в духе основополагающих положений информатики.

В контексте приведенных положений всю историю человечества можно рассматривать как процесс развития мирового информационного производства, начавшийся неизвестно когда, прошедший стадию общения без письменности. Этот этап становления человечества завершился созданием письменности. С тех пор идет этап развития мирового информационного производства, достигший в двадцатом столетии после Рождества Христова эпохи информационного общества, оснащенного мощными средствами информационного производства, которые не меняют основы общения людей и поколений - письменности.

В свою очередь, развитие человечества является завершающим этапом развития информационного производства живой природы, знаковая или вербальная основа которого прослеживается по крайней мере до насекомых. Вспомним хотя бы танцы пчел, сообщающих своим сожителям по улью место нахождения медоноса.

Трудно прогнозировать развитие мирового информационного производства в эпоху информационного общества. Возможно появится новая, гораздо мощнее вербальной, основа общения людей (например общение образами), которая качественно изменит средства мирового информационного производства.

Пока что, вербальные основы общения людей преобладают во всех действующих в человеческом обществе информационных производствах. Нейропсихологи утверждают, что доступные современным методам исследования процессы человеческого мышления имеют вербальную основу. Человек мыслит, т. е. общается сам с собой, на том языке, на котором он общается с другими людьми. Значит, преобладающей основой информационного производства человека на уровне осмысленного мышления является вербальный язык.

Применительно к интересам специалистов создающих современные средства информационного производства сформулированные основные положения информатики устанавливают подчинение средств процессам. Ни одно из предлагаемых новых средств не может претендовать на какую либо общественную значимость, если оно не используется в каком либо информационном производстве, и не совершенствуется под влиянием требований со стороны этого производства.

На заре развития вычислительного машиностроения эту истину впервые сформулировали и приняли как руководство к действию руководители американской фирмы ИБМ. В конце 60-х годов они провозгласили: УЭВМ не машины, а услугиФ и перестали продавать свои изделия. Они стали сдавать их в аренду, освободив пользователя (т. е. информационное производство) от мучительных и дорогостоящих усилий по эксплуатации весьма ненадежных в то время ЭВМ и по созданию и совершенствованию математического обеспечения. По этому пути пошло все прогрессивное человечество кроме России (тогда СССР).

В России пользователь ЭВМ и других средств информационного производства находился и во многом до сих пор находится в подчиненном положении у разработчиков и производителей этих средств, которых не волнуют проблемы развития информационного производства. Раньше они были озабочены желанием побыстрее спихнуть похожую на полуфабрикат технику пользователю, который в свою очередь был рад получить хоть что то. Это привело к катастрофическому отставанию России от развитых стран в сфере производства средств информационного производства. Производство информационной техники собственной разработки с началом реформ фактически прекратилось.

Сейчас многочисленные дилеры и дестрибьютеры капиталистических партнеров озабочены неистребимым желанием быстрого обогащения. Они не обращают внимание на неподготовленность большинства сложных информационных производств России к эффективному использованию закупаемых мощных, следовательно дорогих, зарубежных средств информационного производства, Но они не виноваты в том, что руководители информационных производств в России не знают основ информатики или не хотят руководствоваться ими из корыстных побуждений. Эта ситуация является признаком становления информационного производства УНовая РоссияФ.

Несомненно очень скоро в России начнет возрождаться собственная индустрия средств информационного производства. Это станет заметно, когда Россия и ее информационное производство вступят на путь интенсивного развития, пройдя стадию становления нового демократического общества.

Закономерности движения информации в обществе и развития общественного информационного производства необходимо начать с определения системы мер, характеризующих эти процессы количественно. Шенноновская мера информации неплохо характеризует качество сигналов как средства взаимодействия систем управления и их частей. Эта мера с успехом может быть использована при исследовании некоторых конкретных информационных производств, целью которых является уменьшение или увеличение неопределенности в какой либо информационной системе.

Для раскрытия общих закономерностей движения информации в обществе необходимы более грубые и более предметные измерения информации и ее потоков. Нейропсихологи утверждают, что кратковременная память человека в состоянии удерживать около семи различных объектов, обдумываемых им одновременно. При этом сложность и природа объектов может быть различной. Причем в шенноновских битах (двоичных единицах) эти объекты, как правило, измерить не удается.

Общаясь друг с другом люди работают в режиме Увопрос - ответФ, причем в битах можно измерить только длину, передаваемых друг другу сообщений. С позиций движения информации нас больше интересует число вопросов и ответов произведенных в процессе общения. Сложность вопросов и ответов только косвенно можно измерить битами. В зависимости от субъектов и темы общения сложность может измеряться в более крупных, чем бит или символ (буква, байт и пр.), единицах.

В сложных информационных производствах одновременно общаются друг с другом много пар: Учеловек-человекФ, Учеловек - машинаФ, Умашина - машинаФ.

В процессе общения вырабатываются и на какое то время фиксируются некоторые порции информации. Сопоставить различные информационные производства можно только при относительно близких единицах измерения этих порций или единицах информации.

В библиотеке, т. е. в информационном производстве призванном обслуживать читателей, можно обнаружить несколько различных единиц информации, Это книги, их библиографические описания, рефераты, каталожные записи, формуляры читателей и др. Причем все эти виды информации взаимодействуют в процессе обслуживания читателей, а также в процессах кооперации библиотеки с другими информационными производствами: другими библиотеками, коллекторами, издательствами и пр. Аналогичную картину можно обнаружить в информационном производстве любого другого типа.

В каждом информационном производстве информация перемещается в процессе ее использования или создания от одной технологической позиции к другой порциями, имеющими некоторое законченное содержание в виде формальных записей на бумажных, магнитных, электронных, акустических и других носителях, воспринимаемых получающей стороной, в том числе и памятью людей.

Мы будем различать следующие порции (единицы) информации, принятые во многих информационных производствах: символ, поле, запись, документ, текст, файл или другие массивы информации.

Символ является одним из знаков принятого в производстве языка общения. Несколько символов составляют поле, имеющее в языке общения смысл некоторого указателя - слова или числа.

Несколько полей составляют запись, в которой содержится информация об одном или нескольких взаимосвязанных событиях и/или фактах, используемых или получаемых в процессе информационного производства. Документ содержит несколько записей.

Из документов и записей составляются массивы информации краткосрочного или долговременного хранения. Наличие таких массивов предполагает использование в информационном производстве технологических позиций, обеспечивающих формирование и хранение массивов, поиск в массиве требуемых документов и/или записей и ознакомление с ними заинтересованных лиц - смежников по технологической цепочке производства. Поиск задается некоторой записью или документом, называемыми запросом.

В библиотеке имеется несколько взаимосвязанных массивов. Прежде всего это массив книг (документов), в котором так приятно покопаться библиофилу. Расстановка книг в хранилище массива однозначно отражается в одном или нескольких массивах указателей (предметном, алфавитном, авторском и пр.). Одно из полей библиографической записи в этих указателях содержит адрес книги в хранилище книг. Запросы читателей оформляются специальной записью типа Убланк заказаФ.

Аналогичную организацию массивов можно наблюдать в каждом информационном производстве, включая информационное производство человека, в чем мы постараемся убедить читателя позже.

Пока мы остановимся на следующих единицах информации, участвующих в процессах информационного производства: символ, поле, запись, документ, массив.

Если представить общественное информационное производство в виде множества взаимосвязанных информационных производств, то в нем можно наблюдать потоки документов и/или записей. Эти потоки формируются благодаря фиксированным связям между отдельными информационными производствами, так и временным и разовым связям, возникающим по мере необходимости,

В первом случае информация распространяется по заранее установленному регламенту (контракт, кооперация, подписка и пр.) и не требует многократного оформления запроса. В таких случаях принято считать, что действует постоянный запрос.

Во втором случае для получения информации заинтересованное информационное производство должно отправить запрос другому производству, которое по своей технологии подготовит и отправит заказчику ответ в виде записи или документа, или массивов записей и/или документов.

Наблюдая процессы передачи информации можно заметить, что между отдельными субъектами общественного информационного производства идет интенсивный обмен информацией, в то время как между другими его практически нет. В этом случае мы говорим о наличии или отсутствии взаимного интереса. Очевидно, что предложить общую меру интереса, применимую для каждого конкретного случая, очень трудно. Этот показатель зависит от многих факторов или, по терминологии математики, он является функцией многих аргументов. Перечислить все эти факторы или аргументы не представляется возможным. Для наших целей достаточно рассмотреть зависимость показателя интереса от трех обобщенных факторов - информационного расстояния R, информационной сложности S и старения T.

Под информационным расстоянием будем понимать некоторую усредненную величину, характеризующую удаленность двух субъектов общественного информационного производства, входящих в общую технологическую структуру.

Информационное расстояние между субъектами информационного производства можно описать некоторым многомерным вектором, компоненты которого соответствуют географической, родственной, служебной, этнической и другой близости этих субъектов. Некоторую скалярную норму этого вектора мы обозначим R.

Такое определение информационного расстояния конечно не является строгим (жестким). Уточнить его можно только при рассмотрении отдельных небольших групп информационных производств со взвешенными связями друг с другом. Однако для установления характера зависимости меры информационного интереса от информационного расстояния последнее можно определить также качественно.

Информационное расстояние до последнего времени существенно зависело от географического: чем дальше субъекты по месту их нахождения, тем больше информационное расстояние между ними. Если субъекты информационного производства - люди, информационное расстояние между ними увеличивается по мере удаленности родственных отношений, мест жительства, учебы или работы, профессиональных интересов и пр.

Представим себе, что мы измерили интенсивность информационных потоков между всеми парами субъектов общественного производства и рассортировали их по величине информационного расстояния между субъектами пары. Для каждого достаточно малого интервала информационного расстояния R¸ R± D R найдем среднюю величину интереса по всем парам с информационным расстоянием, лежащем в этом интервале - J( R ).

Многочисленные наблюдения показывают, что эта зависимость представляет собой круто падающую функцию аргумента на относительно малом интервале R близком к нулю. На это указывает эмпирический закон рассеяния информации Ципфа и Бредфорда и другие так называемые ранговые, эмпирические зависимости. Если считать, что интерес субъекта информационного производства к самому себе (R=0) бесконечен, то зависимость среднего интереса от информационного расстояния может быть приблизительно описана выражением J( R )=K/R 2. что позволяет сформулировать эмпирический закон информационного тяготения.

Интерес субъектов информационного производства друг к другу обратно пропорционален квадрату информационного расстояния между ними.

Несколько проще определяется зависимость показателя интереса от сложности информации. С достаточной определенностью сложность документа или записи можно измерить количеством содержащихся в них полей или символов. Если сложность документа очень большая, то им интересуется не очень много людей и/или информационных производств.

Полный комплект технической документации на производство самолета, пожалуй, не интересует никого в отдельности. Но наличием свободных мест на конкретные рейсы самолета интересуются многие тысячи людей ежедневно, причем большинство из них не интересуются даже маркой самолета, обслуживающего рейс. Полный комплект документации на самолет содержит сотни тысяч или миллионы записей, а информация о наличии свободных мест укладывается в одной короткой записи. Подсчитав число запросов на документы различной сложности в течение достаточно длительного промежутка времени мы можем построить зависимость средней величины показателя интереса к документам от их сложности - J( S ).

Наблюдения показывают, что эта зависимость также представляет собой круто падающую у нуля кривую. В точке нулевой сложности интерес также равен нулю, поэтому функция величины показателя интереса определяется только для сложности большей некоторой величины. Такую функцию можно представить в виде гиперболы, примыкающей к минимальной сложности s - J( S )= L/( S-s )a и мы приходим к эмпирическому закону информационной сложности.

Интерес к документу обратно пропорционален его сложности.

Этот закон наблюдают и используют на практике многие действующие информационные производства. В библиотеке гораздо интенсивнее обращаются к библиографическим карточкам, чем к книгам. Для этого и создаются в библиотеках, архивах, музеях и других хранилищах сложных документов справочные массивы их кратких смысловых идентификаторов. Конечно, никакие справочные массивы не могут полностью заменить необходимость ознакомления со сложными документами.

Старение информации также снижает интерес к ней. Это настолько известно всем, что не требует пространного обоснования в данных заметках. Наибольший интерес в библиотеке обычно вызывают стенды новых поступлений. Вчерашняя ежедневная газета мало кого интересует и т. д..

Для многих информационных продуктов процесс старения периодически прерывается проявлением к нему интереса какими либо субъектами информационного производства. Проявленный интерес одного или нескольких субъектов информационного производства к казалось бы забытому информационному продукту как бы обновляет его.

Эмпирическая зависимость средней величины показателя интереса от старения информации может быть аппроксимирована аналогичной с зависимостью от информационного расстояния возможно только с другим постоянными коэффициентом и другим показателем степени - и мы получаем формулировку эмпирического закона старения информации.

Интерес к информации обратно пропорционален времени, прошедшему с момента ее последнего проявления.

Под моментом последнего проявления понимается момент последнего использования информации в каком либо акте общения в информационном производстве. Старый документ может быть интересен бесконечно долго, если к содержащейся в нем информации люди обращаются достаточно часто. Примером тому могут быть религиозные трактаты и учебники, содержащие проверенные практикой научные истины - Библия, Коран, алгебра и т. п..

Параметры закона старения информации, определенные в каком либо информационном производстве, могут помочь в совершенствовании технологии перемещения записей и документов между массивами оперативного, ретроспективного и архивного хранения (большой, средней и малой величены показателя информационного интереса). Интерес, проявленный к ретроспективному и/или архивному документу, позволяет вернуть его в оперативный фонд, где, как правило, реализуются более оперативные технологии копирования и распространения.

Обращаем внимание на тот факт, что формулы замеченных закономерностей варьируют в литературе по этим проблемам в зависимости от метрики принятой авторами и их интерпретации поведения указанных зависимостей в нуле и на бесконечности.

В частном случае гиперболических ранговых зависимостей, приведенных нами, показатель степени и коэффициент пропорциональности можно легко изменить с помощью формулы H=P­ logP H (читается как P возведенное в степень логарифма по основанию P от H). Если в нуле соответствующее значение конечно, вместо гиперболы можно взять экспоненту и пр..

Следует еще раз подчеркнуть, что все три закона хорошо согласуются с практикой. Наблюдаемые отклонения от них, как правило, проявляются в относительно узких специфических информационных производствах, а также вблизи нулевых значений величин информационного расстояния, информационной сложности и времени старения.

Информационные производства развиваются под давлением спроса на информацию, который, в свою очередь, определяется интересом. Развитые информационные производства, эффективно удовлетворяющие спрос (находящиеся в активном общении), развивают интерес к производимой ими информации. Если какое либо информационное производство успешно развивается, можно утверждать то, что оно подчиняется приведенным выше законам информатики. Если информационное производство топчется на месте или деградирует, то оно по каким либо причинам не подчиняется этим законам.

Примеров тех и других информационных производств можно привести много. Мы ограничимся сопоставлением становления и развития систем автоматизированного проектирования (САПР) самолетов в США и в СССР по двум соображениям. Первое - очевидно, что САПР самолетов представляют собой сложное информационное производство. Второе - волею судеб автору пришлось наблюдать эти процессы с начала 70-х гг..

В 1973 г. в период некоторого потепления в советско-американских отношениях, группа советских специалистов побывала в США с целью ознакомления с американскими системами научно-технической информации. Наряду с другими организациями делегация побывала в фирме, формирующей по заказу Департамента управления закупками министерства торговли США, массивы информации по федеральным контрактам на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (тогда она называлась NTIS).

Делегации была продемонстрирована автоматизированная система научно-технической информации (АСНТИ) на базе машинных массивов рефератов контрактов и отчетов с относительно интенсивным по тому времени поступлением новых документов и запросов на поиск со стороны государственных и коммерческих организаций - порядка 100 тыс. новых документов и 50 тыс. запросов в год.

Советскую делегацию поразила организация этого информационного производства. Ввод информации в память мини-ЭВМ производился в фирме NTIS, расположенной под Вашингтоном. Затем ночью (по льготным тарифам) информация передавалась по сети ARPA в фирму Локхид (Калифорния), где и накапливались ретроспективные машинные массивы рефератов (теперь это база данных рефератов). Поиск информации в этой базе данных по всем запросам производилось фирмой Локхид в режиме удаленного доступа к большим ЭВМ этой фирмы ( в режиме on line - по терминологии того времени).

По возвращении члены делегации объясняли себе и коллегам этот факт всеядностью капиталистов. Авиационная фирма занялась сложным и малорентабельным в то время информационным производством в расчете на завоевание побочного для нее рынка с прогнозируемой в недалеком будущем большой рентабельностью.

Буквально через год фирма Локхид присоединила к базе NTIS базу рефератов химического общества, еще через некоторое время - базу рефератов биологического общества и т. д. Дочерняя фирма фирмы Локхид - фирма DIALOG - очень быстро стала самым мощным аккумулятором баз научно-технических данных и, отделившись от родительской фирмы, успешно развивает свое мощное информационное производство.

Однако, рассмотренное развитие производства рефератов в фирме Локхид отражает только одну, не принципиальную для этой фирмы, составляющую ее информационного производства.

В тот же период фирма Локхид интенсивно развивала систему автоматизированного проектирования (САПР) своих самолетов. Это сложное информационное производство, объединяющее несколько тысяч исследователей и разработчиков невозможно развивать без общедоступной для разработчиков базы данных, отражающей все принятые в процессе проектирования идеологические, технические и организационные решения, а также без базы данных всех нештатных событий, происходящих с самолетами на всех этапах их жизненного цикла.

Но для создания и развития баз данных САПР требуется специальная программа для вычислительной машины, называемая теперь системой управления базами данных (СУБД), которую невозможно вырастить вне действующего информационного производства, а информационное производство под названием САПР еще не действовало.

Для того чтобы разорвать этот порочный круг необходимо было найти действующее информационное производство не очень большого, но достаточного объема. Информационные массивы рефератов фирмы NTIS формировались и эксплуатировались с использованием ручных и механизированных картотек. От аналогичных информационных систем система NTIS отличалась тем, что она финансово поддерживалась государственным департаментом. Взявшись за создание автоматизированной информационной системы для NTIS, фирма Локхид за государственные деньги создала СУБД, которая с успехом стала обслуживать потребности развивающейся САПР.

В итоге из хилого саженца выросли два мощных информационных производства. Одно из них - упомянутый выше ассоциатор фирмы DIALOG, а второе - признанная всем миром как лучшая из первых САПР самолетов, позволившая фирме Локхид вырастить для своих самолетов эффективную систему искусственн0го интеллекта и замахнуться в середине 80-х гг. на разработку штурмовика - робота.

В СССР в те времена (70-е гг.) в авиастроении был взят курс на создание вычислительных комплексов для решения наиболее сложных задач, возникающих при проектировании самолетов. Это задачи аэродинамики, газодинамики, прочности и другие сложные вычислительные задачи. По закону сложности спрос на результаты решения этих задач ограничивался узким кругом специалистов. Простые процедуры взаимного информирования тысяч конструкторов о принимаемых ими решениях не интересовали руководителей разработок и были отданы на откуп малоквалифицированным специалистам - оформителям документации и нормоконтролерам.

Пренебрежение процедурами взаимного информирования зашло настолько далеко, что на этом участке информационного производства оказались задействованы специалисты, отторгнутые с остальных, более или менее творческих участков проектирования. Эти специалисты, естественно, не могли сделать то, что сделали высококвалифицированные специалисты фирмы Локхид, хотя вычислительные машины, имеющиеся в распоряжении этой фирмы и ведущих авиастроительных фирм СССР, в то время были приблизительно равномощными.

Хотя в СССР в 70-е гг. действовали мощные производства рефератов (ВИНИТИ, ВИМИ, ВНТИЦентр и др.) все они базировались на слабо автоматизированных технологиях обработки, хранения и поиска информации.

Симбиоза интеллектуальных и вычислительных мощностей фирм разрабатывающих сложные технические системы с простыми информационными системами с интенсивными потоками информации, в СССР не сложилось.

Наглядным проявлением законов движения информации является развитие информационных сетей. При передаче в США в 60-гг. в коммерческую эксплуатацию автоматизированной системы связи ARPA предполагалось, что она позволит университетам и крупным промышленным исследовательским центрам объединить мощности своих вычислительных центров для решения сложных математических и проектно - конструкторских задач. Некоторые эксперименты по такому объединению проводятся и до сих пор. Однако очень скоро обнаружилось, что подавляющая часть трафика сети используется для передачи запросов на простейшую информацию типа справок, рефератов и прочее, а также на передачу информации в виде рефератов, справок, банковских поручений и/или их подборок. При этом никаких сложных преобразований информации не требовалось. Для решения сложных задач оказалось эффективнее наращивать собственные вычислительные мощности исследовательских центров.

Еще одним ярким примером действия законов движения информации является развитие алгоритмических языков программирования. В 60-е гг. начали широко применяться три алгоритмических языка: ФОРТРАН - для технических задач, КОБОЛ - для решения экономических задач и АЛГОЛ - для универсального применения. В США разрабатывались и использовались трансляторы для всех этих языков. Кадровые и финансовые проблемы не давали возможности нашей стране поступать так же. Поэтому было принято решение сосредоточить усилия на разработке трансляторов с универсального языка, который к тому же в версии АЛГОЛ-60 был признан международным.

К моменту окончания разработки этих трансляторов для машин советского производства обнаружилось, что в мире более 95% решаемых на ЭВМ задач относятся к классу простейших технических задач, для которых наиболее эффективным языком является ФОРТРАН, а следующим по интенсивности решения оказались экономические задачи, описанные на языке КОБОЛ. АЛГОЛ оказался элитарным языком и не оправдал затраченных на него в СССР усилий.

Наряду с тремя статическими законами, отмечающими стационарные закономерности движения информации, наблюдаются и динамические закономерности движения информации, связанные с изменением ее содержания в информационных продуктах.

Сама проблема отношения формы (информационного продукта) и содержания (содержащейся и/или извлекаемой информации) является вечной и. по нашему мнению, до конца не разрешимой проблемой. Поэтому мы остановимся только на внешних проявлениях этой проблемы, доступных прямому наблюдению и обобщению.

Преобразуясь по мере движения от одного информационного производства к другому, информация содержательно может сохраняться, обогащаться и теряться. Оставаясь в пределах вербальной информации можно обнаружить, что она сохраняется в процессах простого копирования, т. е. в процессах переноса символов с одного физического носителя на другой.

Информация может обогащаться и не теряться, если наряду с копированием предмета информационного производства к нему добавляются некоторые комментарии. Заметим, что добавление реквизитов копировального производства обогащает исходный предмет труда информационного производства.

Любое обобщение информации, содержащейся в предмете труда, приводит как к обогащению, так и к потере информации, если в продукте информационного производства отсутствует точная копия предмета труда.

Отмеченную закономерность можно выразить в форме первого закона информационной динамики:

только полное копирование информационных продуктов сохраняет информацию.

Пренебрежение этим законом приводит к печальным последствием в информационных производствах, связанных с выработкой и принятием решений на основе анализа обобщенной информации о результатах деятельности большого количества других производств - заводов, институтов, школ, организаций и пр..

Эти последствия легко обнаруживаются в действиях советских органов власти и их преемников в современной России, которые в своих решениях опираются на данные Государственного комитета по статистике и многочисленных аналитических центров, использующих ту же статистику.

В 60-х - 80-х гг. проводилась широкая УАСУнизацияФ органов государственной власти в СССР, что означало внедрение в практику деятельности Совмина, Госплана и отраслевых министерств автоматизированных систем управления (АСУ), использующих вычислительную технику.

АСУнизация была продолжением технократических схем развития общества в советской России, начиная с объявленной В. И. Лениным электрификации, которая вместе с советской властью была призвана привести страну к социализму и к коммунизму. После реабилитации кибернетики, объявленной сталинскими философами Унаукой мракобесовФ, в 60-е гг. ученые предлагали компьютеризацию и кибернетизацию государственного управления для поддержки умирающего режима. Лейбакадемик В. М. Глушков, соединив компьютеризацию с кибернетизацией, предложил правителям СССР АСУнизацию в качестве средства поддержки управления социалистической экономики.

Многолетние попытки далеко не глупых ученых школы талантливого организатора науки В. М. Глушкова закончились неудачей, одной из очевидных причин которой была ориентация на статистическую информацию при автоматизированной подготовке управляющих решений.

Неимоверно раздутая система статистического учета и обобщения информации была призвана поставлять информацию, пригодную на все случаи жизни, для всех уровней управления страной и на все времена. Естественно, что в силу закона информационной динамики продукция государственной системы статистики содержала что угодно, только не реальную информацию. Информация терялась по мере ее обобщения или, как тогда говорили, по мере агрегирования.

Ученые-АСУнизаторы тщетно пытались решить проблему оптимального агрегирования данных статистической отчетности предприятий и организаций. Более того, они всерьез замахивались на проблему возможного дезагрегирования информации, т. е. на проблему определения одного из сотни или тысячи слагаемых из суммы.

Мысль о том, что надежнее использовать при решении задач управления экономикой реальную, а не статистическую информацию, не укладывалась в сознание ни АСУнизаторов, ни руководителей социалистической экономики.

Инерция мышления пока не позволили современным государственным деятелям вырваться из мощных когтей государственной статистики. Замена АСУнизации на информатизацию ничего не дала, кроме обогащения информатизаторов всех уровней, так как информационная основа подготовки и принятия решений не изменилась. Не могут помочь и многочисленные и многоумные аналитические службы в органах государственной власти ибо их менеджмент замешан на той же статистической гуще.

Наряду с потерями информации при частичном копировании документов при их движении в общественном информационном производстве наблюдается случайное или намеренное искажение информации.

Случайное искажение может быть следствием опечаток при копировании документов (перенос мыслей человека на механические или электронные носители можно считать авторским копированеием). Оно может появиться при изложении содержания документа на другом языке - перевод текста.

Такого рода искажения присутствуют всюду. Они представляют определенную опасность при использовании документов в качестве средства производства содержательной составляющей документа. Опечатка в рецептуре лекарства может привести к тяжким последствиям для больного, а некачественный перевод дипломатического документа - к нарушению взаимопонимания между странами.

Для выявления случайных искажений информации в информационных производствах присутствуют специальные процедуры их обнаружения и исправления - такие, как редактирование и корректура текстов документов. Однако, всегда остается некоторая не нулевая вероятность появления случайных искажений в любом документе. Этот факт можно сформулировать в виде второго закона информационной динамики:

никакой информационный продукт не гарантирован от случайных искажений при своем движении в общественном информационном производстве.

Гораздо больший урон обществу доставляют намеренные искажения информации, приводящие к сознательной дезинформации и прямому обману отдельного человека. групп людей и общества в целом. Нет ни одного человека в мире, не испытавшего на себе последствий намеренного искажения информации. Ложь и клевета на бытовом уровне, искажение данных в финансовых документах с целью обмана деловых партнеров и государства представляют собой неустранимые и повсеместные явления в обществе.

В тоталитарных государствах ложь является основой внутренней и внешней политики. В Советском Союзе государственная статистика являлась обобщением ложных данных, поставляемых предприятиями и регионами. Примечательно то, что и эти данные на государственном уровне подправлялись с целью получения нужной картины состояния дел в стране для демонстрации внутренним и внешним друзьям и врагам. В советский период народ различал три степени распространяемой в обществе лжи: простая ложь. кощунственная ложь и статистика.

Если для выявления случайных искажений практика выработала довольно эффективные методы, то намеренные искажения зачастую обнаруживаются только по их, иногда весьма плачевным, последствиям. ярчайшим примером таких последствий является семидесятилетний советский период истории в России.

Подмеченные свойства намеренных искажений информации можно считать третьим законом информационной динамики:

намеренные искажения информации обнаруживаются только по их последствиям.

Следует упомянуть еще одно распространенное явление, наблюдаемое в движении информации в обществе, - заблуждение, основанное на вере. Феномен веры в обществе нельзя объяснить с позиций современной информатики. Его приходится учитывать при наблюдении такого явления как отнесение информационных продуктов основанных на какой-либо вере, к категории лжи людьми другой веры.

Основанные на вере религиозные учения играют неоценимую роль в поддержании нравственных устоев общества, а базирующиеся на ограниченной практике постулаты научных школ позволяют развиваться науке. История человечества демонстрирует бесконечное разнообразие в развитии как религиозных, так и научных постулатов веры. Мы придерживаемся в этой проблеме мета-постулата:

пока практика не опровергла какого-либо постулата веры оспаривать его бессмысленно.

Конечно, придерживаясь этого постулата, мы не отрицаем необходимости активной борьбы общества с вероучениями, посягающими на человеческую жизнь и достоинство.

Мы отметили только внешне наблюдаемые признаки действия законов движения информации. Более глубокое изучение причин различия подходов к информационному производству в СССР и в демократических странах выходит за рамки этой и без того перегруженной статьи.

Для того чтобы определить место информационного производства в расширенном воспроизводстве общества проследим развитие информационного производства общества с позиций политической экономии.

Политическая экономия, как наука о процессах расширенного воспроизводства общества, до последнего времени исследовала однокомпонентную модель этого процесса. В качестве единственной компоненты в этой модели выступало производство материальных благ или материальное производство. Остальные виды человеческой деятельности (наука, культура, образование и прочее) рассматривались как подчиненные материальному производству виды общественной деятельности. Пользуясь этой моделью политическая экономия исправно служила экономической практике общества, выявляя закономерности движения материальных ценностей и вырабатывая рекомендации для специалистов и организаций, управляющих экономикой на всех уровнях от микро до макро.

В период становления информационного производства под названием Уполитическая экономияФ подавляющее большинство людей было занято производством материальных благ для материального обеспечение жизни людей. Первый научный труд, посвященный изучению процессов движения материальных благ назывался УТеория благосостоянияФ, где под благосостоянием понималось материальное благосостояние. Нельзя сказать, что основоположники политической экономии не чувствовали значения науки, изобретательства, творчества для развития материального производства. Однако, в своей однокомпонентной модели расширенного воспроизводства отводили ученым и изобретателям (которых было очень мало) роль хороших машин.

Такой подход был оправдан в 18 веке. Он подчинялся действию закона информационного тяготения. Подавляющим интересом пользовалась информация о производстве, распределении, транспортировке, хранении и потреблении материальных благ в местах не столь далеких друг от друга в пространстве и во времени.

По мере роста объемов информационного производства в 20 веке однокомпонентная модель расширенного воспроизводства общества перестала удовлетворять потребности ученых и тем более практиков. Западные экономисты вообще перестали использовать догматы марксисткой политической экономии, нацеленные на обоснование теории классовой борьбы и неотвратимость движения общества к коммунизму. Они занялись изучением макропроцессов в действующей экономике демократического общества, что вполне устраивало теоретиков и практиков от экономики в этом обществе.

В авторитарных странах социалистического лагеря политические экономисты пытались всеми силами сохранить основные догматы марксисткой политической экономии и всеми силами отмахивались от буржуазных экономических УлжетеорийФ. Если экономисты развитых капиталистических стран, наблюдая и измеряя рост объемов продаж продуктов информационного производства в обществе, просто включали эти измерения в свои макромодели развития экономики, то социалистические экономисты пытались отразить эти объективные изменения в развитии общества путем маловразумительной теоретической схемы о базисе и настройке.

В последние годы своего существования политическая экономия социализма вплотную подошла к необходимости включить информационное производство в свои модели расширенного воспроизводства общества в качестве самостоятельной компоненты. Она объявляла науку производительной силой общества, но делала это также неуклюже, как в свое время Адам Смит уподоблял ученого Ухорошей машинеФ.

Возможно, что для западных экономистов анализ двухкомпонентной модели расширенного воспроизводства общества на уровне политической экономии не представляет интереса. Они выросли вместе с современным информационным производством и включение его характеристик в макромодели экономики для них также естественно, как дышать воздухом.

Но для российских экономистов, воспитанных на политической экономии социализма не так просто сделать шаг признания важности, а на современном этапе острой необходимости развития информационного производства во всех сферах государственной, экономической и общественной жизни страны. Возможно этому поможет двухкомпонентная модель расширенного воспроизводства общества, изложенная в понятиях классической политической экономии.

Итак, мы считаем, что в расширенном воспроизводстве общества участвуют и тесно взаимодействуют две компоненты - материальное производство или производство материальных продуктов и информационное производство или производство информационных продуктов, а более коротко производство информации.

Продукты обоих производств участвуют в расширенном воспроизводстве общества либо как средства потребления, либо как средства производства.

Следует заметить, что при анализе совокупного национального продукта развитых стран принято выделять три вида товаров: материальные продукты, информационные продукты и услуги. Под услугами понимается товар, при продаже которого не происходит передачи материальной собственности. Подавляющая часть услуг в развитых странах фактически представляет собой продажу некоторого информационного продукта или продукта информационного производства фирмы, оказывающей услугу. Поэтому в этой книге мы ограничимся двухкомпонентной моделью расширенного воспроизводства общества.

Главной и тривиальной особенностью использования информации в расширенном воспроизводстве является ее неистребимость. Отдавая материальный продукт человек его утрачивает, а отдавая информацию он ее не теряет. Вопрос о стоимости передачи мы пока не рассматриваем, как не рассматриваем случаи неповторимости художественного воспроизведения информации и чувственного (не вербального) воздействия информации на ее потребителя.

Неистребимость информации приводит к некоторым особенностям использования ее в качестве средства производства. В частности, информационные средства производства не расходуются и не амортизируются. К ним можно потерять интерес. Они могут устаревать и забываться.

Итак, продукты информационного производства подчиняются закону неистребимости, согласно которому

информация не исчезает при ее потреблении или использовании в качестве предмета труда и не амортизируется при ее использовании в качестве средства труда.

Использование информации в качестве средства производства имеет некоторые особенности, не связанные с неистребимостью информации.

Материальные продукты как в материальном, так и в информационном производстве используются в качестве предмета труда и в качестве средства труда. Металлы и металлообрабатывающие станки в материальном производстве являются простым примером материальных предметов и средств труда в материальном производстве. Вычислительные машины являются средством труда в большинстве информационных производств и они же могут быть предметом труда в информационном производстве, сертифицирующим эти машины.

Информация, продукт информационного производства, используется в качестве средства труда в каждом материальном и информационном производстве ибо ни одно из них не обходится без технологических инструкций и другой документации, обеспечивающей управление процессами производства.

В информационном производстве информация может быть предметом труда. В теоретических исследованиях, в разработках, в изобретательстве используются результаты предшествующих таких же производств причем материализация этих результатов вовсе не обязательна.

Чистые примеры использования информации в качестве предмета труда в материальном производстве автору не известны. Приводимое оппонентами в качестве такого примера производство печатной продукции является фактически материальным процессом окраски бумаги, в котором информация выступает как средство, а не как предмет труда. Это относится и к другим процессам копирования, в том числе и к процессу создания первичного документа в виде рукописи, машинописи, магнитной записи, электронной записи в памяти ЭВМ и пр. в котором осуществляется фиксация информации произведенной мозгом человека на внешних по отношению к человеку носителях. Механическое запоминание информации человеком потому и называется УмеханическимФ, что оно является процессом получения точной копии некоторой информации в мозге человека. Человек всегда использовался как средство хранения копий информационных продуктов как для нужд собственного информационного производства, так и для нужд общественного производства, в котором участвует человек.

В процессе общественного информационного производство происходит не просто обмен копиями некоторой информации, а сложное преобразование этих копий в принципиально новую информацию, новый информационный продукт.

Продукты одного информационного производства используются в качестве предмета труда в другом информационном производстве, чем обеспечивается самодостаточность информационного производства, его слабая зависимость от продуктов материального производства. Полной независимости информационного производства от продуктов материального производства не будет никогда, ибо без материальных средств труда нет ни одного информационного производства.

Замеченная особенность информационного производства может быть названа законом самодостаточности информационного производства

информационное производство может развиваться за счет использования в качестве предметов труда собственные продукты, а в материальном производстве информация никогда не может использоваться в качестве предмета труда.

Некоторые проявления этого свойства информационного производства совсем недавно вызывали неприятные ассоциации в обществе.

В начале 80-ых годов автор столкнулся с двумя оценками одного и того же явления. Статистические данные показывали, что в СССР и в США внедряется или материализуется только 25-30% зарегистрированных изобретений. Советские критики западного образа жизни объясняли это тем, что акулы капитализма запирают изобретения в сейфах для того, чтобы досадить конкурентам. Защитники социалистической экономики объясняли малый процент внедряемых изобретений в СССР нерадивостью отдельных чиновников, управляющих самым эффективным социалистическим производством в мире. Западные исследователи не особенно затрудняли себя объяснениями этих явлений. Они просто учитывали их в своих экономических моделях.

На самом деле указанное явление является следствием достаточно большого времени создания, освоения и окупаемости средств производства, в течении которого нельзя материализовать новые изобретения в том же производстве. Но процесс изобретения новых средств производства тоже нельзя остановить, поэтому все изобретения появившись в указанный период времени оказываются не материализованными.

В советские времена одним из критериев эффективности деятельности научно-исследовательских и конструкторских организаций был процент внедряемости их проектов. Если он был далек от 100% считалось, что организация работает Уна полкуФ. Таких организаций было подавляющее большинство. В те же 80-е годы американские исследователи отмечали, что из 100 начавшихся НИОКР только 30 заканчивались, а из них только 8 содержали принципиально новые решения.

Таким образом, и в социалистическом и в капиталистическом информационных производствах реально наблюдается увеличение степени самодостаточности этих производств, ибо отсутствие материализации изобретений и НИОКР не означает их потери для расширенного воспроизводства общества. Они стали предметом труда в информационном производстве, чем обеспечили прогресс материального производства.

Если принять долю внедряемых изобретений в 18-19 веках, когда изобретали и разрабатывали в основном Упо местуФ, а не Ув прокФ, за 100%, то можно заметить явную тенденцию ее уменьшения.

Прогнозируя отмеченную тенденцию можно считать, что доля материализуемых изобретений и результатов научных исследований и конструкторских разработок будет падать по мере развития общества.

В последние десятилетия 20-го века наблюдалось еще одно явление в процессе развития информационного производства - ускоренное развитие информационных средств труда в информационном и материальном производствах. Это явление связано с появлением новых технологий программирования (softweare) на электронных вычислительных машинах, слабо связанных с материальной составляющей этих машин (hardweare). Программы могут долгое время жить и развиваться без замены материальных средств. Более того, создание новых материальных средств подчиняется требованиям преемственности действующих программных средств.

В результате изобретения, исследования и разработки в сфере программ для ЭВМ УматериализуютсяФ путем их реализации в виде действующего программного продукта, что усиливает самодостаточность информационного производства.

При этом доля реализуемых из числа предлагаемых разработчиками новых информационных средств труда в информационном производстве будет вести себя также, как доля материализуемых изобретений, исследований и разработок в области технологий материального производства, то есть она будет постоянно уменьшаться.

Заметим, что уменьшение доли реализуемых изобретений, исследований и разработок в действующих материальных и информационных производствах продуктов и услуг не означает замедления прогресса этих производств.

Уже сейчас в области создания сложных технических и информационных систем, технологий и производств для сертификации предлагаемых решений широко используются приемы математического моделирования. Они позволяют оценить многие показатели качества этих решений не прибегая к их экспериментальной проверке в реальных условиях.

Развитие информационных средств оценки качества предлагаемых изобретателями, исследователями и разработчиками решений может привести к формированию в обществе промежуточной фазы в оценке значимости этих решений для общества. Между фазой выдачи патента, удостоверяющей новизну предлагаемого решения и фазой его внедрения появится фаза информационной сертификации предлагаемого решения, устанавливающая степень превышения его эффективности по сравнению с действующими или ранее информационно сертифицированными решениями.

Технологические особенности информационного производства вызывают качественное отличие технологий транспортировки продуктов материальных и информационных производств.

Перемещение материальных продуктов на большие расстояния связаны с существенными затратами материальных ресурсов и времени. Современные средства передачи информации позволяют передавать информацию практически мгновенно в пределах земного пространства и ближайшего космоса, что позволяет организовывать сложные информационные производства, распределенные в пространстве и во времени. Телеконференции и телеобразование активно осваиваются в настоящее время и нет принципиальных препятствий к полному отказу от привязки людей, участвующих в информационном производстве к определенному рабочему месту.

Рассматриваемая двухкомпонентная модель расширенного воспроизводства общества с очевидностью приводит к выводу о том, что в результате развития производительных сил с ростом производительности труда в материальном и информационном производствах наступает момент, когда число занятых людей в информационном производстве становится больше числа людей занятых в материальном производстве. Этот момент можно условно считать началом эпохи информационного общества в той или иной стране.

Другим критерием информационного общества может быть отношение объема продаж информационных продуктов и услуг к объему продаж материальных продуктов и услуг. В информационном обществе это отношения должно быть больше единицы.

В 20-м веке в эпоху информационного общества вступили развитые демократические страны мира. Следующий 21-ый век обещает быть веком прорыва в информационное общество большинства стран, вступивших на путь демократического развития.

В социальном аспекте развития человечества информационное общество представляет большие возможности решения основной проблемы - проблемы занятости большинства трудоспособного населения общественно полезным трудом.

С ростом производительности труда в материальном производстве занять людей в этом производстве оказывается все трудней, ибо это связано с ростом затрат ограниченных материальных ресурсов. Занятие людей в информационном производстве требует значительно меньших затрат материальных ресурсов. Отсюда вытекает качественное изменение приоритетов развития расширенного воспроизводства общества при его переходе в эпоху информационного общества.

Приоритеты в развитии расширенного воспроизводства доинформационного общества задаются формулой:

максимальное развитие материального производства при минимальном развитии информационного производства,

а приоритеты в развитии информационного общества определяются формулой:

бесконечное развитие информационного производства при минимальном развитии материального производства.

Смена приоритетов в расширенном воспроизводстве общества будет сопровождаться сменой приоритетов в потреблении. Если в доинформационном обществе определяющим признаком высокого благосостояния человека являются объем и качество доступных для его потребления материальных благ, то в развитом информационном обществе следует ожидать, что определяющим признаком высокого благополучия человека будут объем и качество доступных ему информационных продуктов и услуг или доступных для его потребления информационных благ.

Смену приоритетов потребления при переходе в информационное общество можно кратко сформулировать так:

вместо

в доинформационном обществе,

в информационном обществе.

Конечно, как всегда в истории развития человечества, новые эпохи приносят новые проблемы.

В доинформационном обществе основным средством информационного производства был человек. Это средство вынуждено было развиваться по мере усложнения материального производства, для организации и управления которым оно и использовалось.

В информационном обществе между человеком и производственными процессами встали мощные технологические средства, основанные на использовании возможностей электронных вычислительных машин. Появляется прямая угроза человеку стать придатком этих машин.

Как отмечено в первой главе, информационное производство человека развивается под действием требований со стороны общества и прежде всего со стороны производства, в котором занят человек. Уменьшение требований к человеку по мере внедрения современных средств автоматизации как материального, так и информационного производства снижает требования к информационному производству человека. Поэтому требуется больше усилий для формирования полноценных личностей в обществе.

Вычислительные машины нейтральны в своем воздействии на процесс развития человека. Они в равной степени усиливают стремления одних людей к саморазвитию, а других людей к экономии усилий как физических, так и умственных. Последнее обстоятельство особенно опасно для общества.

Оно приводит к увеличению пределов разделения людей по уровню умственного развития, что нам представляется гораздо опасней разделения людей по уровню материального благосостояния. Человечеству грозит дебилизация большого числа людей в информационном обществе в качестве платы за его развитие, обеспечиваемое относительно небольшим числом высокоинтеллектуальных людей.

Дебилизация большого числа членов общества в свою очередь приводит к его люмпенизации. Очень просто уйти в виртуальную реальность, создаваемую современными средствами информационного производства. Значительно труднее вернуть оттуда заблудившегося человека и побудить его к активизации своей позиции в обществе.

Конечно, человечество справится с этими опасностями, но что ему это будет стоить сказать невозможно.

По крайней мере декларация максимальной свободы личности в демократическом обществе не должна восприниматься в информационном обществе как неуправляемое обществом развитие его членов. Управление всегда связано с принуждением. Как будет организовано принудительное развитие людей в демократическом информационном обществе предугадать трудно.

 



  • На главную